КАРТА САЙТА
Sibnet.ru
Sibnet.ru

Sibnet.ru — это информационно-развлекательный интернет-проект, ориентированный на широкий круг Сибирского региона.
По данным Rambler Top100, Sibnet.ru является самым популярным порталом в Сибири.

Контакты:
АО "Ринет"
ОГРН 1025402475856
г. Новосибирск, ул. Якушева, д. 37, 3 этаж
отдел рекламы:
(383) 347-10-50, 347-06-78, 347-22-11, 347-03-97

Редакция: (383) 347-86-84

Техподдержка:
help.sibnet.ru
Авторизируйтесь,
чтобы продолжить
Некоторые функции доступны только зарегистрированным пользователям
Неправильный логин или пароль




  Непришеев

 личные данные


друзья:
Большая медведица
tasyam
elis

11.09.2009
 
Непришеев
08:44 Читаю дневники Шмемана. Чуть-чуть попощу. Часть первая.
Запись открыта: всем
«Проклятие труда». Но многие, если не большинство, погружены в бешеную деятельность, потому что боятся остаться лицом к лицу с жизнью, с собою, со смертью. Потому что им скучно, а скука – это царство зла. Скучно и страшно – вот они и оглушают себя деятельностью, идеями, идеологией. Но сквозь всё в «мире сём» просачивается всё та же скука и страх. Тональность нашей культуры: оптимистическая деятельность со зловонными испарениями страха и скуки…Война на Ближнем Востоке. И все кричат, включая Папу, о справедливом и прочном мире. Но откуда ему взяться? Его отродясь не было на Земле. Арабы ненавидят евреев. Евреи ненавидят арабов. Вот это единственная правда, и между ними всё больше и больше крови. А другие? По телевизии показывают, как американские танки евреев атакуют те же американские танки арабов. И этим всё показано. И даже из телевизора удушающий запах нефти. А вся болтовня о «праве» - Израиля на существование, арабов на Палестину – всё это чепуха. Евреи пришли и взяли, сказав: «Это наше право». А до них арабы пришли и взяли. А до них турки, Византия, Финикия и т.д. И у всех права. А вопрос всегда только в силе…Книга S.Sulzberger(иностранный корреспондент “New York Times”) – “The Age of Mediocrity”(“Век посредственности»). 700 страниц – о встречах и разговорах буквально со всеми вершителями мира сего за последние годы: де Голль, Аденауэр, греческие полковники, Насер и т.д. Больше всего поражает то, высказывания всех этих людей, держащих в своих руках жизнь и смерть миллионов людей, в сущности на том же уровне, что и любая болтовня о политике людей, читающих газеты. Сплошные ни на чём не основанные предположения, конъюктуры, ошибочные предсказания, предвзятое мнение и личные амбиции. У всех без исключения! Под конец мне просто стало страшно: впечатление такое, что очень самолюбивые люди вслепую играют в какую-то азартную, опьяняющую их игру, завися в своей игре от других таких же слепых людей, снабжающих их информацией. Это мир, в котором мы живём…. Политический мир не продвинулся ни на шаг со времён Тамерлана и Чингисхана. И разница только в том, что современные чингисханы всё время говорят в категориях «свободы», «справедливост», «мира», тогда как их предшественники честно говорили о власти и славе. И потому были гораздо «моральнее».Мне кажется иногда, что … Современный мир – «свободный», в ту же меру, что «тоталитарный», - больше всего ненавидит иерархию, элиту. Потому чтоненавидит всякую «вертикаль», само ощущение высшего и низшего. Мир возлюбил «низшее», но совсем не за «страдания», не из-за справедливости, а из подсознательной или сознательной ненависти к «высшему» - всякому без исключения высшему. Диктатор – это приемлемо, потому что он «низший», в нём каждый узнаёт себя… Непрекращающаяся, звериная борьба за власть, за успех. В каждом, даже самом маленьком «мирке» - эта борьба движет всем, всё собою определяет и всё отравляет. Борьба за власть – квинтэссенция падшего мира. Чтобы спастись, нужно бежать власти. Какой бы то ни было, всякой…видимой и невидимой(например, власти над душами)…Как человечны люди, никакой власти не имеющие, ни на какую власть не претендующие.«Он не имел личной жизни», - говорим мы с похвалой. А на деле это глупо и грустно; и тот, кто не имел личной жизни, в конце концов никому не нужен, ибо людям друг от друга и друг в друге нужна жизнь. Бог даёт нам свою жизнь, а не идеи, доктрины и правила.Чехов(«письмо»): «…наказующие и без тебя найдутся, а ты бы милующих поискал!»Каждый должен следовать своей наклонной, лишь бы она шла по восходящей.Я хотел бы написать для себя, по возможности – абсолютно правдиво, в чём моя вера. Осознать тот строй символов – слов, настроений и т.д., что её во мне и для меня выражают. Единственный важный вопрос: как объективная вера становится субъективной, прорастает в душе как вера личная? Как общие слова становятся «своими»?»Вера Церкви», «вера отцов» - но ведь тогда только и живёт она, когда становится своей.Встреча с Солженицыным в швейцарских горахПервое впечатление от А.И. (после простоты) – энергия, хлопотливость, забота. Сразу же: «Едем!» Забегал, носит свёртки, чемоданчики. Чудная улыбка. Едем минут сорок в горы. Примитивный домик, беспорядок. Вещи – и в кухне, и на письменном столе разбросаны. В этом отношении А.И. явный русский интеллигент. Никаких удобств, шкапа. Всё сведено к абсолютному минимуму. Также и одежда: то, в чём выехал из России. Какая-то кепка. Офицерские сапоги. Валенки… Страшно внимательный. Обо всём заботится. (Неумело) готовит, режет, поджаривает. Что-то бесконечно человечески-трогательное. Напор и энергия…О россии говорит: «тут». Запад для него не существует. Никакого интереса. Не любит всего петровского периода. Не любит Петербурга. Пастернак: «Не имеет никакого отношения к России». Абсолютное отрицание демократии. Признание монархии. Романовы, однако, «кончились ещё до революции». Невероятное нравственное здоровье. Простота. Целеустремлённость. Носитель – не культуры, не учения. Нет. Самой России. «Подлинный подход ко всему – в самоограничении»… Целеустремлённость человека, сделавшего выбор. Этим выбором определяется то, что он слушает, а что пропускает мимо ушей. Слушает, берёт, хватает то, что ему нужно. На остальное – закрывается. Зато внимание к конкретному: постелить кровать, что будете есть, возьмите яблоко…Никакого всезнайства, скорее – интуитивное всепонимание. Отвращение к «жеманной» культуре. Такими, наверное, были пророки. Это отметание всего второстепенного, сосредоточенность на главном. Живя с ним(даже только два дня), чувствуешь себя маленьким, скованным благополучием, ненужными заботами и интересами. Рядом с тобою – человек, принявший всё бремя служения, целиком отдавший себя, ничем не пользующийся для себя. Это поразительно. Для него прогулка – не отдых и не развлечение, а священный акт. «Мы с женой решили ничего не бояться». И звучит абсолютно просто. Так решили, так живут… Никакой сентиментальности по отношению к семье и детям… Но говорит с женой по телефону так нежно, так заботливо - в мелочах… Страстное сопротивление тому, что он называет «еврейской идеологией». (Евреи были огромным фактором в революции. Теперь же, что режим ударил по ним, они отождествляют советское с природно и исконно русским.) Почти idee fixe: не дать им ещё раз заговорить нас своей идеологией. Но вот надо признать, что и тут – правда и простота. Когда евреи увидели, что ими в значительной степени созданный режим не удался и по ним же – в лице Сталина – ударил, они «перестроились»: это режим русский, это русское рабство, это русская жестокость… Будут ли у меня в жизни ещё такие дни, такая встреча – вся в простоте, абсолютной простоте, так что я ни разу не подумал: что нужно сказать? Рядом с ним невозможна никакая фальшь, никакая подделка, никакое «кокетство»…«Есть люди, которые ставят перед вами вопрос, в чём смысл жизни. И есть другие, как он (Камю), которые дают смысл этой жизни.»Проверка – не Христа, не Евангелия, не Церкви в её последней сущности(той, что дана и не зависит ни от каких приятий), а исторических форм христианства, в том числе и «православия», - в культуре, ими создаваемой или вдохновляемой. Культура каждой данной эпохи – это зеркало, в котором христиане должны были увидеть самих себя, степень своей верности «единому на потребу»…Но они обычно даже не смотрят в это зеркало, считают это «недуховным», «нерелигиозным»(чего стоят хотя бы невозможные по своему примитивизму декламации [духовных лиц] против театра и литературы!), между тем, как кровная, необходимая связь христианства с культурой совсем не в том, чобы сделать христианство «культурным» и тем самым привлекательным и приемлимым для «культурного человека». Культура и есть тот мир ( а не биология, не физиология, не «природа»), который христианство судит, обличает и, в пределе, преображает. Оно над культурой, но не может быть под ней или вне её. Само понятие Царства Божия может взорвать «культуру», но в том то всё и дело, что «вне» культуры – ни понять, ни услышать, ни принять его невозможно. Поэтому так ужасны «примитвизм» априорный, триумфальная «антикультурность» современного Православия. На «верхах» это воплощается в выходе из современной в какую-то другую - древнюю, старую, но признаваемую единсвенной «христианской» - культуру: Византию, Москву и т.д., а её абсолютизацию. Но, во-первых, сами-то эти культуры мы знаем, воспринимаем, получаем только в категориях знания и понимания нашей культуры, через непрерваннную культурную преемственность, и таким образом сам этот «выход» определяется всецело культурой, есть акт внутри неё. А, во-вторых, всё равно не может человек, не искалечив себя психологически и духовно, стать сегодня «византийцем», №москвичом» и т.п. Сама «ностальгия прошлого», которым так сильно живёт современно Православие, есть явление, характерное для нашей, современной культуры и потому не может никогда быть духовным освобождением…На «низах» же эта антикультурность обращается уже подлинным примитивизмом, то есть фактически «язычеством», религией природы, а не человека, духа и истории… Христианство призвано всё время изнутри взрывать культуру, ставя её лицом к лицу с последним, с тем, кто выше неё, но кто, вместе с тем, и «исполняет» её, ибо на последней своей глубине культура и есть вопрос, обращённый человеком к «последнему». Но варвар ничего не взрывает, он отрицает, уничтожает и разрушает. Если Православие стоит перед «современностью» как голое отрицание, то оно делает дело варвара. Ибо оно всё больше и большеотрицает и отбрасывает то, чего попросту не понимает и на что ему «решительно наплевать». Как важна, как4 драгоценна потому эта, постоянно подчёркиваемая в Евангелии, связь Христа и Его проповеди со всей преемственностью, то есть именно культурой тех, кому Он проповедует, и безнадёжность – отсюда – всех полпыток выделить какое-то «чистое Евангелие». Только потому и могла Евангелие «взорвать» древнюю культуру и изнутри изменить и обновить её, что было внутри её… Все эти размышления в связи с книгой Мориака. Почему душно богословие, душно и благочестие, а вот в «культуре» - … так ярко вспыхивает «единое на потребу»»…




комментариев пока что нет!
Редакция: (383) 347-86-84

Техподдержка:
help.sibnet.ru
Размещение рекламы:
тел: (383) 347-06-78, 347-10-50

Правила использования материалов
Наши вакансии

О проекте
Пользовательское соглашение
Политика конфиденциальности